Бог не любит боязливых

5 советов Святых Отцов, как преодолеть страх

Бог не любит боязливых

«Душа, познавшая Господа, ничего не боится, кроме греха»
Преподобный Силуан Афонский

На земле нет человека, который бы чего-то не боялся. Для человека страх – это естественное состояние, которое возникает в случае опасности или угрозы его жизни.

Мир предлагает человеку материальное благополучие и наслаждение, а вместо этого именно здесь рождаются человеческие страхи: ведь все может быть отнято в любой момент, и человек окажется неспособным наслаждаться жизнью.

«Страх имеет много оттенков или степеней: опасение, боязнь, испуг, ужас, – рассказывает психотерапевт Дмитрий Авдеев. – Если источник опасности является неопределенным, то в этом случае говорят о тревоге. Неадекватные реакции страха именуются фобиями».

В своем труде «Точное изложение православной веры» св. Иоанн Дамаскин указывает: «Страх также бывает шести видов: нерешительность, стыдливость, стыд, ужас, изумление, беспокойство. Нерешительность –  есть страх пред будущим действием. Стыд – страх пред ожидаемым порицанием.

Стыдливость – страх пред совершенным уже постыдным деянием, это чувство не безнадежно в смысле спасения человека. Ужас – страх пред каким-либо великим явлением. Изумление – страх пред каким-либо необычайным явлением.

Беспокойство – страх пред неуспехом или неудачею, ибо, опасаясь потерпеть неудачу в каком-либо деле, мы испытываем беспокойство».

Преподобный Серафим Саровский наставлял, что есть «Два вида страха: если не хочешь делать зла, то бойся Господа и не делай; а если хочешь делать добро, то бойся Господа и делай».

Так является ли страх естественным для человека? И как преодолеть его, не повредив своей души? 

1.
Иоанн Лествичник

«Страх есть лишение твердой надежды» 

«Плачущие и болезнующие о грехах своих не имеют страхований. /…/ Нельзя в одну минуту насытить чрево; так нельзя и боязливость победить скоро. По мере усиления в нас плача, она от нас отходит; а с уменьшением оного увеличивается в нас.

Если плоть устрашилась, а в душу не вошел сей безвременный страх, то близко избавление от этого недуга. Если же мы, от сокрушения сердца, с преданностью Богу, усердно ожидаем от Него всяких непредвидимых случаев, то мы воистину освободились от боязливости.

Кто сделался рабом Господа, тот боится одного своего Владыки; а в ком нет страха Господня, тот часто и тени своей боится»

2.
Преподобный Исаак Сирин

«Не унывай, когда дело идет о том, что доставит тебе жизнь, и не поленись за это умереть, потому что малодушие — признак уныния, а небрежение — матерь того и другого. Человек боязливый дает о себе знать, что страждет двумя недугами, т. е. телолюбием и маловерием».

«Страх за тело бывает в людях столь силен, что вследствие оного нередко остаются они неспособными совершить что-либо достославное и досточестное. Но когда на страх за тело приникает страх за душу, тогда страх телесный изнемогает пред страхом душевным, как воск от силы пожигающего огня»

3.
Святитель Тихон Задонский

 «Там они трепетали от страха, где не было страха»
 (Пс.13:5)

«Зачем же мне бояться того, что для меня неминуемо? Если Бог попустит на меня беду, я ее уже не миную; нападет она на меня, хотя бы я и боялся. Если не хочет Он допустить, то, хотя и все дьяволы и все злые люди и весь мир восстанут, ничто мне не сделают, потому что Он Един, Который сильнее всех, «обратит зло на врагов моих» (Пс.53:7).

Огонь не сожжет, меч не посечет, вода не потопит, земля не пожрет без Бога, ибо все, как творение, без повеления Творца своего, ничего не сделает. Итак, зачем же мне бояться всего того, что есть, кроме Бога? А что Бог повелит, то не миновать мне. Зачем же и того бояться, что неминуемо? Убоимся же, возлюбленный, единого Бога, чтобы ничего и никого не убояться.

Ибо кто Бога поистине боится, тот никого и ничего не боится»

4.
Преподобный Ефрем Сирин

 «Кто боится Господа, тот выше всякого страха, устранил от себя и далеко оставил за собой все ужасы века сего. Ни воды, ни огня, ни зверей, ни народов, словом, ничего не страшатся боящиеся Бога.  Кто боится Бога, тот не может согрешить; и если соблюдает он заповеди Божии, то далек от всякого нечестия»

5.
Паисий Величковский

Паисий Величковский писал, что если настигает тебя «сильное вражеское смущение, когда душа страшится» необходимо «псалмы и молитвы произносить вслух, или с молитвою соединять и рукоделие, чтобы ум внимал тому, что исполняете /…/ и не бояться, ибо с нами пребывает Господь и Ангел Господень никогда не уступает от нас»

* * *

Как видим, в страхах современной жизни, есть «некая печать неблагополучия человеческого общества», как сказал в проповеди Святейший Патриарх Кирилл, и тут же дал действующий евангельский совет в борьбе со страхами – любовь: «Совершенная любовь изгоняет страх» (1 Ин. 4:18).

«Через любовь человек одерживает победу над любыми страхами и становится мужественным и непобедимым.

Когда живем с Богом, мы ничего не боимся, мы вручаем свою жизнь воле Божией, стараемся слышать Его голос, способны преодолевать любые трудности жизни, потому что Бог через любовь освобождает нас от страха»

«В любви нет страха, но совершенная любовь изгоняет страх» (1Ин. 4:18)

Источники:

1. Иоанн Лествичник. Слово 21 «О малодушной боязливости, или страховании».

2. Преподобный Исаак Сирин Ниневийский. Слова подвижнические.

3. Преподобный Ефрем Сирин. Беседы. «О страхе Божием и о последнем суде».

4. Проповедь Святейшего Патриарха Кирилла за Божественной литургией на центральной площади Кишинева.

5. Паисий Величковский. Крины сельные или цветы прекрасные, собранные вкратце от Божественного Писания.

6. Святитель Тихон Задонский. Письма.

7. Преподобный Исаак Сирин Ниневийский. Подвижнические наставления.

8. Наставления преподобного Серафима Саровского.

Источник: https://spzh.news/ru/find/lost/article/5-sovetov-svyatykh-ottsov-kak-preodolet-strakh

Джонатан Сакс: Бог любит тех, кто не боится спора

Бог не любит боязливых

578  3 

Пространство становится безопасным не тогда, когда в нем подавляются спорные взгляды. Напротив, в «безопасном пространстве» вы выслушиваете с уважением противоположные вашим взгляды и ожидаете, что и ваши взгляды тоже будут выслушаны с уважением. Это академическая свобода, и она важна для свободного общества.

Перевод Бориса Дынина

Меня всё больше беспокоит наступление на свободу слова, происходящее на Западе, особенно в университетах.

[1] Это делается во имя «безопасного пространства» — пространства, где вы защищены от аргументов, которые могут вызвать у вас неудовольствие, где вас предупреждают о возможной негативной реакции (trigger warnings)[2] и от «микроагрессии», то есть от любого замечания, которое кто-то может найти оскорбительным, даже если в нем не было намерения оскорбить.

Дело дошло до того, что в начале 2017 учебного года студенты Оксфордского университета запретили присутствие представителей Christian Union (христианской студенческой организации) на встрече первокурсников на том основании, что некоторые из них могут найти присутствие Christian Union чуждым и оскорбительным для себя[3]. Все чаще ораторам со спорными взглядами отказывают в приглашениях выступить. Число таких инцидентов в американских университетах увеличилось с 6 в 2000 году до 44 в 2016 году.[4]

Несомненно, это движение руководствуется высоким мотивом: защитой чувств уязвимых граждан общества. Это оправданная этическая проблема. Еврейский закон решительно осуждает лашон а-ра, обидную или уничижительную речь, и мудрецы осторожно использовали то, что они называли лашон саги нахор, то есть эвфемизмы, позволяющие избежать выражения, звучащие оскорбительно.

Но пространство становится безопасным не тогда, когда в нем подавляются спорные взгляды.

Напротив, в «безопасном пространстве» вы выслушиваете с уважением противоположные вашим взгляды и ожидаете, что и ваши взгляды тоже будут выслушаны с уважением. Это академическая свобода, и она важна для свободного общества.

[5] Джордж Оруэлл заметил: «Если свобода означает что-либо вообще, она означает право сказать людям то, что они не хотят слышать».

Джон Стюарт Милль сказал, что одним из худших преступлений против свободы является «клеймение тех, кто придерживается противоположного мнения, как злых и безнравственных людей».

Это происходит сегодня в учреждениях, призванных защищать академическую свободу.

Мы приближаемся к тому, что Жюль Бенда назвал в 1927 году «изменой интеллектуалов» в книге The Treason of the Intellectuals, где указал на деградацию академической жизни, ставшей «интеллектуальной организацией политической ненависти».[6]

Но в иудаизме мы находим поразительно глубокое видение аргументированного обмена противоположных взглядов как сущности религиозной жизни. Моисей спорит с Богом. Это одна из самых замечательных черт его личности. Он спорит с Ним во время их первой встрече у горящего куста.

Четыре раза он сопротивляется призыву Бога вести израильтян к свободе, пока Бог, наконец, не разгневался на него (Исх. 3:1-4:7).

Но «обратился Моисей к Господу и сказал: Господи! для чего Ты подвергнул такому бедствию народ сей, для чего послал меня? ибо с того времени, как я пришел к фараону и стал говорить именем Твоим, он начал хуже поступать с народом сим; избавить же, — Ты не избавил народа Твоего». (Исх. 5: 22-23).

Это удивительный язык в устах человека при обращении к Богу. Однако Моисей не был первым, кто так разговаривал с Ним. Первым был Авраам, кто сказал, услышав о Божьем плане уничтожить города Содом и Гоморру: «Судия всей земли поступит ли неправосудно?» (Бытие 18:25).

Подобным образом и Иеремия требовал ответа на извечный вопрос о том, почему плохие вещи случаются с хорошими людьми и хорошие вещи с плохими людьми: «Почему путь нечестивых благоуспешен, и все вероломные благоденствуют?» (Иер. 12: 1).

В том же духе, Аввакум бросил вызов Богу: «Для чего же Ты смотришь на злодеев и безмолвствуешь, когда нечестивец поглощает того, кто праведнее его?» (Авв. 1:13). И Иов, кто бросил вызов Божьей справедливости, был оправдан Богом, в то время как его друзья, которые защищавшие ее, были осуждены за неверные слова (Иов 42: 7-8).

Короче говоря, Небо не является «безопасным пространством» в принятом сегодня значении этой фразы. Наоборот: Бог любит тех, кто спорит с Ним. Так свидетельствует Танах.

Не менее поразительным является тот факт, что мудрецы продолжали эту традицию и дали ей имя: «аргумент во имя небес»,[7] понятый как дискуссия во имя истины, а не победы.[8] В результате иудаизм, возможно уникально, стал цивилизацией, чьи все канонические тексты являются антологиями аргументов.

Мидраш признает «семьдесят лиц» Торы, и поэтому каждый стих открыт для множественных интерпретаций. Мишна полна выражениями: «Рабби X говорит об этом…, в то время как раввин Y говорит об этом…». Талмуд говорит от имени Бога о противоположных взглядах школ Гилеля и Шаммая, что «эти и те слова живого Бога».

[9]

Источник: http://z.berkovich-zametki.com/2018-znomer1-sacks/

Поделиться:
Нет комментариев

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.