Яко да царя всех подымем текст

Литургия верных

Яко да царя всех подымем текст
На одном из предыдущих уроков в нашей церковной школе мы знакомили учеников с Литургией оглашенных — второй частью Литургии. Сегодня мы продолжаем говорить о главном христианском богослужении. О Литургии верных начинает рассказывать настоятель храма в честь Покрова Божией Матери с.

Приволжское священник Артемий Добрынин.

Чтением Святого Евангелия заканчивается Литургия оглашенных и начинается Литургия верных. Она так называется потому, что в древности во время этой части могли молиться только те, кто уже принял Святое Крещение.

У многих может возникнуть вопрос: «А почему оглашенные не допускались до молитвы на Литургии верных?». Потому что для человека, «не приобщенного благодати, не рожденного свыше, чье сердце не пережило духовного переворота от встречи с Богом», сокрыта духовная составляющая богослужения.

И оно может показаться лишь красочным театральным действом, но не священнодейством.

Молитвы оглашенных

Святитель Иоанн Златоуст писал: «Евхаристия называется Таинством — ибо то, во что мы верим, отлично от того, что мы видим, ибо видим одно, а веруем в другое… Когда я слышу упоминание о Теле Христовом, я понимаю сказанное в одном смысле, а неверующий — в другом».

Вот почему перед началом этой части Литургии возглашается ектения, во время которой закрываются Царские врата, и священник творит молитву об оглашенных, испрашивая у Бога милостей для готовящихся к Крещению.

Причем если в первом прошении мы призываем помолиться самих оглашенных, то во втором верные призываются молиться об оглашенных.

Эти молитвы имеют отношение именно к оглашенным. Часто приходится наблюдать, как при возгласе диакона «Оглашеннии, главы ваша Господеви преклоните» стоящие в храме крещеные люди наклоняют головы. Может быть, для смирения это и хорошо, но с точки зрения богослужения — бессмысленно.

Молитва заканчивается возгласом: «Да и тии с нами славят пречестное и великолепое имя Твое, Отца, и Сына, и Святаго Духа, ныне и присно и во веки веков». Во время произнесения возгласа священник начертывает губкой (небольшая губка для сбора крошек) крест над антиминсом.

За возгласом «Да и тии с нами славят…» диакон предлагает некрещеным покинуть молитвенное собрание. Так было в древней Церкви, сейчас такой традиции не сохранилось: «Елицы оглашеннии, изыдите, оглашеннии, изыдите, елицы оглашеннии, изыдите, да никто от оглашенных, елицы вернии, паки и паки миром Господу помолимся». Этим начинается главная часть — Литургия верных.

Священник читает первую молитву верных (молитва приводится в переводе на русский язык): «Благодарим Тебя, Господи, Боже небесных сил, сподобивший нас предстать перед святым Твоим жертвенником и припасть к доброте Твоей, прося прощения наших грехов и грехов всех верующих в Тебя.

Приими, Боже, молитву нашу, соделай нас достойными приносить Тебе молитвы и просьбы и Саму Евхаристическую Жертву о всех людях Твоих. И укрепи нас, которых Ты поставил на это служение, в силе Духа Святого, неосужденно, непреткновенно, с чистой нашей совестью, призывать Тебя во всякое время и на всяком месте.

Да будешь Ты, внимая нам, милостив к нам, по великой Твоей благости».

Далее следует вторая ектения верных. Она похожа по своим прошениям на мирную ектению, но несколько сокращена. В этот момент священник также творит молитву. Характерно, что священник говорит не только от своего имени, но и от имени «молящихся с нами» и «с любовию служащих Тебе».

Это подчеркивает особый соборный характер евхаристической молитвы. Ведь только то евхаристическое приношение раскрывает всю глубину церковной молитвы, которое является выражением соборной полноты и которое совершается не втайне от молящихся, a «единеми усты и единем сердцем».

Херувимская песнь

После возгласа «Яко да под державою…» певцы начинают пение Херувимской песни: «Иже Херувимы тайно образующе (т. е. мы, которые таинственно изображаем Херувимов) и Животворящей Троице Трисвятую песнь припевающе, всякое ныне житейское отложим попечение. Яко да Царя всех (т. е. всяческих) подымем, ангельскими невидимо дориносима чинми. Аллилуиа, аллилуиа, аллилуиа».

«Ангельскими невидимо дориносима чинми» — в древности, триумфально возвращаясь домой, победители несли своего полководца или наиболее отличившихся героев на копьях, положенных на плечи. Здесь используется тот же образ: мы переносим хлеб и вино, которые станут Телом и Кровью Господа, а Ангелы невидимо сопровождают нас, неся Господа как бы на своих крыльях.

Певцы поют первую часть Херувимской песни только до входа, а когда иерей войдет в алтарь, певчие заканчивают: «Яко да Царя всех…».

Во время пения священник читает соответствующую молитву, а диакон совершает каждение (молитва приводится в переводе на русский язык): «Никто из связанных плотскими похотями и удовольствиями недостоин приступать, приближаться к Тебе или служить Тебе, Царю Славы, ибо служение Тебе страшно даже для небесных ангельских Сил. Но Ты, по несказанной и безмерной Своей любви к человеку, став Человеком и Первосвященником нашим, заповедал нам это богослужение (Божественную литургию) и принесение бескровной Жертвы. Ты Один — Господь Бог наш — владычествуешь надо всем, что на небе и на земле, Ты — носимый по небу Херувимами на троне, Ты — Господин Серафимов и Царь Израиля, единственный Святой и обитающий во Святых. Тебя Одного, благого и внимающего мольбам, прошу, обрати Свой взор на меня, грешного и непотребного раба Твоего. Очисти мою душу и сердце от нечистой совести и удостой меня силою Святого Духа, облеченного благодатью священства, предстать Святому Твоему престолу и совершить священнодействие Пречистого Твоего Тела и Честной Драгоценной Твоей Крови. К Тебе припадаю, преклонив свою голову, и молю Тебя: не отвернись от меня, не извергни из числа детей Твоих, но позволь, чтобы через меня, ленивого и грешного, были принесены Тебе Дары сии. Ибо Ты — приносящий и приносимый, принимающий и раздаваемый, Христе Боже наш, и Тебе славу возсылаем, со Безначальным Твоим Отцом и Всесвятым и Благим и Животворящим Твоим Духом, ныне и всегда и во веки веков. Аминь».

Составление этой молитвы приписывается святителю Василию Великому. Как уже указано выше, во время чтения этой молитвы и совершения каждения певцы поют Херувимскую песнь. Составлена она и введена в употребление в VI веке во время царствования Юстина II. Она является подготовкой всего молитвенного собрания к перенесению Даров с жертвенника на престол.

Диакон заканчивает каждение, и эту же песнь произносят сами священнослужители в алтаре вполголоса, причем священник говорит первую часть молитвы, a диакон ее заканчивает.

Великий вход

После прочтения священнослужителями Херувимской песни они идут к жертвеннику. Иерей кадит Дары, диакон обращается к нему со словами: «Возми, владыко». Священник берет возду/х, которым покрыты оба святых сосуда, и полагает его на левое плечо диакона со словами «Возмите руки ваша во Святая и благословите Господа» (т. е. поднимите руки ваши к святыне) (Пс. 133, 2).

Диакон стоит справа от жертвенника на одном колене, держа в правой руке принятое им от иерея кадило так, чтобы оно спускалось y него позади плеча.

Священник передает дискос диакону со словами (по русской практике) «диаконство твое да помянет Господь Бог во Царствии Своем всегда, ныне и присно и во веки веков». Диакон, принимая дискос, целует его (т. е.

покров на нем), целует руку священника и со словами «священство твое да помянет Господь…» поднимает дискос на свою голову.

Поднявшись с колена, он отходит, чтобы начать процессию Великого входа, в которой он пойдет впереди священника. Священник же берет в свои руки Чашу и следует за диаконом через северные двери.

Впереди них идут свещеносцы.

Уже на ходу диакон начинает возгласно поминовение, которое продолжает за ним и священник; выйдя из алтаря, они останавливаются на солее лицом к народу и стоят так, пока не закончат поминать всех.

Диакон, закончив свое поминовение, обычно отходит в алтарь через царские двери и становится y правого переднего угла святого престола на колено, держа все так же святой дискос на голове и ожидая входа в алтарь иерея, который и снимет с головы дискос и поставит его на престол. Войдя после поминовения в алтарь вслед за диаконом и помянув один другого согласно предписанию служебника, священник поставляет на престол Святую Чашу.

Затем, произнося тропарь Великой Пятницы «Благообразный Иосиф, с древа снем…» равно как и тропари «Во гробе плотски, во аде же с душею яко Бог, в раи же с разбойником…» и «Яко Живоносец, яко рая краснейший…», иерей снимает с головы диакона святой дискос и поставляет его рядом с Чашею, слева от нее.

Священник снимает с сосудов оба покровца и полагает их по предписанию служебника «на единей стране святой трапезы». Воздух он снимает с плеча диакона и, окадив его, т. е. обернув им кадило, чтобы окутать воздух клубами кадильного дыма, священник покрывает воздухом оба святых сосуда.

Покрывая воздухом, он снова читает тропарь «Благообразный Иосиф». После этого он принимает кадильницу от диакона, кадит Святые Дары с заключительными словами 50-го псалма, отдает ему кадильницу и говорит: «Помяни мя, брате и сослужителю».

Диакон отвечает: «Да помянет Господь Бог священство твое во Царствии Своем».

Наклонив голову и держа орарь, диакон обращается к священнику: «Помолися о мне, владыко святый». Священник отвечает словами архангельского приветствия Божией Матери: «Дух Святый найдет на Тя, и сила Вышняго осенит Тя» (Лк. 1, 35). Диакон продолжает: «Тойже Дух содействует нам вся дни живота нашего (Рим. 8, 26).

Помяни мя, владыко святый». Священник отвечает: «Да помянет тя Господь Бог во Царствии Своем, всегда, ныне и присно и во веки веков». При этом священник благословляет диакона. Этот последний отвечает: «Аминь», целует руку иерея и престол и выходит из алтаря северными дверями для произнесения просительной ектении.

Продолжение следует

священник Артемий Добрынин

Источник: http://pravpokrov.ru/Articles/index/738

Херувимская песнь, или О чем поют ангелы?

Яко да царя всех подымем текст

Есть место в Божественной Литургии, которое отличается особенным молитвенным настроем, возвышенным и неземным. В этот момент поется, пожалуй, самое красивое и трогательное песнопение службы.

Оно и называется необычно — Херувимской, указывая на мистическую связь с пением ангельским, которое нам, людям, казалось бы, недоступно.

К чему же нас призывают и о чем поют ангелы, мы и попытаемся рассказать в статье.

Когда люди уподобляются ангелам

Херувимская песнь обычно производит неизгладимое впечатление на всех, даже тех, кто нечасто посещает церковные службы.

Поется она на всех полных Литургиях, за исключением Великого Четверга и Великой Субботы, когда их заменяют соответственно церковные песнопения «Вечери Твоея Тайныя» и «Да молчит всякая плоть».

В Литургии Преждеосвященных Даров ее место занимает гимн «Ныне Силы Небесныя».

Исполняется она обычно медленно и протяжно, почему и может показаться длинной, хотя на самом деле это не так. Слова ее на церковнославянском языке звучат так:

Иже Херувимы тайно образующе, и животворящей Троице трисвятую песнь припевающе, всякое ныне житейское отложим попечение. Яко да Царя всех подымем, Ангельскими невидимо дориносима чинми. Аллилуиа. Аллилуиа. Аллилуиа.

Как видим, будучи лаконичной по форме, Херувимская песнь весьма объемна по содержанию. По сути, ее можно назвать сокращенным, сжатым вариантом песни «Да молчит всякая плоть».

Занимая место в богослужении, когда совершается Великий вход, она знаменует символичный переход от подготовительной части (Литургии оглашенных) к основной части службы — Литургии верных.

задача песни-молитвы — поднять человека над суетными житейскими заботами и устремить все свое сердце и внимание вверх, к Небесному Таинству, которое вот-вот должно совершиться.

В этом мы все, хоть на какое-то мгновение, можем и призваны уподобиться ангелам, чье главное дело состоит в постоянном предстоянии перед Престолом Божиим и Его славословии.

Для нас такое более всего возможно именно за Божественной Литургией.

Кто такие херувимы?

Почему же именно херувимы в этой ангельской песне? Херувимы вместе с серафимами ближе всего находятся к Богу, они принадлежат к высшей иерархии сил ангельских.

Так в Ветхом Завете неоднократно упоминается, что Господь восседает «на херувимех». Эти «многоочитии» небесные существа были изображены на стенах скиний (первых храмов), на Ковчеге Завета.

Эти премудрые существа, наделенные светом Богопознания, призваны изливать его на других.

Под Трисвятым, упоминаемым в Херувимской песне, следует понимать не молитву «Святый Боже», а пение Свят, Свят, Свят Господь Саваоф! вся земля полна славы Его!, которым непрестанно славословят Бога ангелы. Об этом, в частности, упоминается у пророка Исаии:

В год смерти царя Озии видел я Господа, сидящего на престоле высоком и превознесенном, и края риз Его наполняли весь храм. Вокруг Него стояли Серафимы; у каждого из них по шести крыл: двумя закрывал каждый лице свое, и двумя закрывал ноги свои, и двумя летал.

И взывали они друг ко другу и говорили: Свят, Свят, Свят Господь Саваоф! вся земля полна славы Его! (Ис. 6:1-3)

Как видим, здесь упоминаются славословящие Бога «шестокрилатии серафими», которые вполне могли бы занять, очевидно, место и в Херувимской.

Нужно полагать, что херувимы в этой песне олицетворяют собой все чины воинские, хвалящие Имя Господне, и приведены в пример ввиду своей близости к Богу наряду с серафимами.

История песнопения

Из истории данного церковного песнопения нам известно совсем немного. Ссылаясь на некоторые исторические источники, мы знаем, что написана и в употребление она была введена в Византии в VI в.

, предположительно в 573 или 574 году. Это было время правления императора Юстиниана II.

Автор Херувимской песни, как и авторы большинства икон, нам неизвестен.

Необходимость же ее написания была следующая. Как известно, ранее неосвященные Дары, которые приносились в храм, кстати сказать, прихожанами, находились в другом помещении, отдельном от храма.

Оно носило название «сосудохранилища», позже это была пристройка или крыло храма.

Для совершения Евхаристии священство (иногда в шествии участвовал и император) переносило Дары для Таинства через весь храм.

Таким образом, в службе образовалась большая пауза, которую нужно было чем-то заполнить. Получается, что причина для написания столь таинственного и прекрасного гимна, как Херувимская песнь, была весьма банальна — просто заполнить паузу.

Место в богослужении

Как мы уже говорили, данное песнопение имеет в службе место во время совершения Великого входа. Им оно, будучи целостным по своему содержанию, разрывается на две части на словах «отложим попечение».

Пока поется первая часть Херувимской, священник читает в алтаре молитву «Никтоже достоин», прося Господа очистить его сердце и сделать достойным для священнодействия.

Диакон тем временем кадит алтарь, самого священника, клирос, людей.

Затем в этой части Божественной литургии священник с воздетыми руками трижды читает Херувимскую, которую всегда завершает диакон. После чего они берут с жертвенника Дары и выносят их через северные врата: священник несет потир (Чашу с вином), а диакон над головой держит дискос с хлебом (Агнцем).

Остановившись в Царских вратах — первая часть песни в этот момент заканчивается, — они поминают священноначалие, создателей храма, всех присутствующих. И входят в алтарь, помещая Дары на раскрытый антиминс, находящийся на престоле. Этот вход символизирует шествие Господа на вольные страдания. Вторая часть песнопения звучит более торжественно и громко.

Особенности перевода

Херувимская песнь была написана на греческом языке в период его, возможно, высочайшего расцвета.

Как и любой поэтический текст, к тому же наполненный многими глубинными смыслами, перевести его правильно было довольно сложно.

Нам, несомненно, в этом отношении очень повезло, поскольку перевод песнопения на церковнославянский был осуществлен, очевидно, еще святыми братьями Кириллом и Мефодием. По крайней мере, не без их участия.

А вот на русский язык эта ангельская песня переводится несколько сложнее. Мы приведем ниже наиболее известный ее перевод:

Мы, таинственно изображая херувимов и воспевая трисвятую песнь Троице, дающей жизнь, оставим теперь заботу о всем житейском, чтобы нам прославить Царя всех, Которого невидимо носят и прославляют ангельские силы.

Читать также:

Божественная Литургия, или Почему мир еще жив

Этот перевод позволяет скрыть некоторые «неровности», которые могут возникнуть при буквальном, дословном понимании церковнославянского текста. Самым сложным и обсуждаемым переводчиками моментом Херувимской песни является выражение «дориносима чинми». Что означает слово «дориносимо»? В буквальном переводе оно означает «коптеносимо», что на слух звучит кощунственно и непонятно.

В качестве толкования этого выражения существуют две версии. Одна, наиболее популярная, упоминает о давнем римском обычае чествовать легионами воина-победителя.

При этом его триумфально вносили в город высоко над головами на щитах, сложенных на скрещенных копьях. Если же военачальник погибал, то его тело несли уже под щитами, бережно уложив на древка копий.

Отсюда и произошло выражение: Я вернусь на щите или под щитом.

Подобное толкование очень хорошо вписывается в символическое понимание Божественной литургии. Царя Славы, как Победителя, подобно римским воинам, во время Великого входа незримо вносят легионы ангельские. Данный символизм подчеркивает и то, что дьякон несет дискос с Агнцем над головой, в подражание тем же воинам.

Однако есть и другое толкование, тоже заслуживающее внимания.

Оно отталкивается от того, что в византийском обычае было такое понятие — «дорифоры». Ими назывались личные телохранители императора, вооруженные копьями, копьеносцы.

И в этом случае понимать слово «дориносимый» следует именно как «окруженный охраной, телохранителями» в виде ангельских войск. Слово же «подымем» правильно будет перевести не как «поднимем», а «приимем» Царя Славы.

Дерзнем принять, несмотря на то, что окружен таким страшным воинством.

В творчестве известных композиторов

О популярности и особом значении Херувимской песни можно судить уже по тому количеству мелодий, которые были к ней написаны. Кроме авторских версий, конечно, существует много народных, так называемых «обиходных» напевов.

С этим, правда, связаны и курьезные случаи. Например, во второй половине XIX века в Вологде большое распространение получил напев ангельской песни на манер «Эй, дубинушка, ухнем!», который пришлось даже запрещать через синод.

В числе известных русских композиторов, которые писали к ней мелодии, можно назвать следующие имена: Д. Бортнянский, А. Ведель, М. Березовский, С. Дегтярев, М. Глинка, Н. Римский-Корсаков, П. Чайковский. Но больше всего, пожалуй, потрудился на этой ниве А. Архангельский, который написал целых 8 мелодий к Херувимской песни. 

Особенной красотой и таинственностью отличается композиторское решение П. Чайковского, которое можно прослушать здесь:

Источник: http://megapoisk.com/heruvimskaja-pesn-kogda-ljudi-upodobljajutsja-angelam

Текст херувимской песни

Яко да царя всех подымем текст

В начале Литургии верных отверзаются царские врата, и певцы начинают медленным и протяжным напевом петь так называемую Херувимскую песнь. Слова ее следующие:

Иже херувимы тайно образующе, и Животворящей Троице трисвятую песнь припевающе, всякое ныне житейское отложим попечение.

Яко да Царя всех подымем, ангельскими невидимо дориносима чинми, Аллилуиа, Аллилуиа, Аллилуиа.

В переводе на русский язык:

«Мы, таинственно изображающие херувимов, и воспевающие Животворящей Троице трисвятую песнь, отложим ныне всякое житейское попечение. Чтобы поднять Царя всех, невидимо копьеносимого чинами ангельскими, Аллилуиа, Аллилуиа, Аллилуиа».

Составлена эта песнь и введена в употребление, по свидетельству Георгия Кедрина, в VI веке в царствование благочестивого царя Иустина 2-годля того, чтобы во время перенесения Даров с жертвенника на престол наполнять души молящихся самыми благоговейными чувствами.

В этой песни Церковь как бы призывает нас уподобиться херувимам, которые, предстоя престолу Господа славы, непрестанно воспевают Его и славословят трисвятым пением: «Свят, Свят, Свят, Господь Саваоф,» и оставить все мысли и заботы о чем бы то ни было земном; ибо в это время Сын Божий торжественно сопровождаемый ангелами («копьеносимый» образ взят из римского обычая, провозглашая императора, поднимать его торжественно на щите, поддерживаемом снизу копьями воинов), грядет невидимо во св. алтарь, чтобы принести Себя на трапезе в Жертву Богу Отцу за грехи человечества и предложить Свое тело и кровь в снедь верным. Эта Херувимская песнь является, в сущности, сокращением древнего песнопения, которое прежде всегда пелось на древнейшей литургии св. апостола Иакова, Брата Господня, а теперь поется у нас только в Великую субботу на литургии св. Василия Великого, совершаемой в этот день: Да молчит всякая плоть человеча и да стоит со страхом и трепетом, и ничтоже земное в себе да помышляет, царь бо царствующих и Господь господствующих, приходит заклатися, и датися в снедь верным. Предходят же сему лицы ангельстии со всяким началом и властию: многоочитии херувими и шестокрилатии серафими, лица закрывающе и вопиюще песнь: аллилуиа, аллилуиа, аллилуиа.

В Великий же четверток на литургии св. Василия Великого, вместо Херувимской, поется песнопение, выражающее идею дня и заменяющее собою многие песнопения в этот великий день установления Господом самого Таинства Причащения:

Вечери твоея тайныя днесь, Сыне Божий, причастника мя приими: не бо врагом твоим тайну повем, ни лобзания ти дам, яко иуда, но яко разбойник исповедаю тя: помяни мя, Господи, егда приидеши во царствии твоем; аллилуиа, аллилуиа, аллилуиа.

Во время пения Херувимской песни священник, стоя перед престолом, читает особую тайную молитву, начинающуюся словами: Никтоже достоин от связявшихся, плотскими похотьми и сластми, приходити, или приближитися, или служити тебе, царю славы…, в которой просит, чтобы носимый на престоле херувимском Господь очистил душу и сердце его от совести лукавой и удостоил его священнодействовать святое и пречестное тело Его и честную кровь и сподобил быть принесенным дарам сим чрез него грешного и недостойного раба. В это время диакон, взяв в самом начале Херувимской благословение у иерея на каждение, кадит весь алтарь и священника, и с амвона иконостас, лики и народ, причем принято, окадив алтарь, выходить для окаждения иконостаса через Царские врата, а затем, возвратившись в алтарь, покадить на священника, после чего, вновь выйдя через царские врата, кадить лики и народ; в заключение, окадив царские врата и местные иконы Спасителя и Божией Матери, диакон входит в алтарь, кадит престол спереди только и священника, диакон трижды вместе с ним покланяется перед престолом. Священник с воздетыми вверх руками трижды читает первую половину Херувимской, а диакон каждый раз заканчивает ее, читая вторую половину, после чего оба они покланяются по единожды. Прочтя трижды Херувимскую и, поклонившись друг другу по облобызании престола, они отходят, не обходя престола кругом, налево к жертвеннику, чтобы начать Великий вход. Когда диакона нет, священник кадит сам, по прочтении тайной молитвы. Во время каждения и он, как и диакон, читает про себя псалом 50-ый.

  • Херувимская песнь
  • Толкование
  • В литургии
  • Полезные материалы

Херувимская песнь

херувимская песнь, херувимская песнь слушать
Херуви́мская песнь (греч.

Χερουβικός Ὕμνος; кратко по первым словам — И́же херуви́мы) — в византийском обряде (православие и грекокатолицизм) песнопение, которое поётся на Литургии.

Херувимская не является молитвой, а есть призыв верующих к духовному сосредоточению, к уподоблению жизни ангелов. Неизвестный автор гимна описывает мистические, невидимые события, происходящие при совершении Литургии.

В частности, Великий вход духовенства из жертвенника в алтарь при хоровом или одиночном исполнении Херувимской песни, — со Святыми Дарами, крестами и евхаристическими малыми копьями, — символизирует добровольное шествие Христа на искупительные крестные страдания в окружении несметных, невидимых воинств копьеносных ангелов, воспевающих Святой Троице троекратное славословие: «Свят! Свят! Свят!». Пение херувимской заканчивается хвалой Богу: «Аллилуиа!».

Церковнославянский перевод херувимской: «Иже херувимы тайно образующе и животворящей Троице трисвятую песнь припевающе, всякое ныне житейское отложим попечение. Яко да Царя всех под’имем ангельскими невидимо дориносима чини. Аллилуиа».

Толкование

Трудность вызывает перевод на современные языки второй части древнегреческого текста херувимской (малопонятный глагол и словосочетание в церковнославянском переводе выделены курсивом). Встречающиеся варианты (церковно) — русского изложения гимна в трудах современных переводчиков таковы:

1) Мы все, херувимов тайно образующе и животворящей Троице трисвятую песнь воспевающе, всякое ныне житейское (да) отложим попечение! Ибо днесь (ныне) Царя всех приимем, ангельскими невидимо огражденного копиеносными чинми. Аллилуя.

2) Мы все, херувимов тайно образующе и животворящей Троице трисвятую песнь с ними воспевающе, всякое ныне житейское (да) отложим попечение! Ибо днесь Царя всех приимем с ангельскими, невидимо копиеносными чинми. Аллилуя.

2) Мы все, херувимов тайно образующе и животворящей Троице трисвятую песнь воспевающе, всякое ныне житейское отложим попечение! Да сопроводить нам Царя всех в сонмах невидимо копиеносных ангелов. Аллилуя.

3) Мы все, херувимов тайно образующе и животворящей Троице трисвятую песнь воспевающе, всякое ныне житейское отложим попечение! Да сопроводить нам Царя всего мира во копьеносных воинствах всех ангелов незримых. Аллилуя.

4) Мы все, херувимов тайно (мистически, духовно) образ (икону) являюще и животворящей Троице трисвятую песнь с ними воспевающе, — всякое ныне житейское (да) отложим попечение! Ибо днесь Царя всех приимем (под’имем) в сонмах невидимо копиеносных ангелов!. Аллилуя.

5) О вы, что херувимов тайно образуете и животворящей Троице трисвятую песнь с ними воспеваете, — всякое ныне житейское (да) отложим попечение! Ибо днесь Царя всех приимем во копьеносных воинствах всех ангелов незримых. Аллилуя.

«Трижды святой гимн», который упоминает Иоанн Златоуст, может относиться только к анафорической литургии взятой из Ветхого Завета, от книга пророка Исаии, в частности, (6:1-3):

» И это сбылось в год, в котором царь умер Озия, что я видел Господа, сидящего на высоком и возвышенном троне, и дом был полон его славы. И Серафимы стояли вокруг него, каждый из них по шести крыльев, и двумя закрывал свое лицо, и двумя закрывал ноги свои, и двумя летали. И взывали они друг ко другу, и они сказали, «Свят, свят, свят Господь Саваоф! Вся земля полна славы Его!»

В литургии

На Херувимской песни открываются Царские врата, диакон совершает каждение алтаря, иконостаса и молящихся (малое каждение). Священник в это время стоит перед Престолом и читает особую «тайноводственную» молитву.

Диакон, завершив каждение, становится рядом со священником и они вместе вполголоса, обратившись лицом к иконе Христа на Горнем месте, произносят Херувимскую песнь, причём священник первую часть её, а диакон — вторую.

Затем священник и диакон лобызают Престол, отходят к жертвеннику, берут Святые Дары и за свещеносцем выходят из алтаря северными боковыми вратами иконостаса для поминовения Патриарха, правящего архиерея, страны, воинства и всех православных христиан.

При пении второй части Херувимской песни священник с диаконом возвращаются в алтарь через Царские врата со словами «Священство (диаконство) твое да помянет Господь Бог во Царствии Своем всегда, ныне и присно (и во век), и во веки веков. Аминь».

Священник поставляет Потир на Престол (точнее — на Антиминс), затем, приняв от диакона дискос, поставляет его слева от Потира.

С евхаристической Чаши и дискоса снимаются покровцы и взамен возлагается возду́х (плат), после чего священник трижды кадит Святые Дары, тихо произнося тропари Великой Субботы и покаянные стихи 50-го псалма Давида. Затем Царские врата иконостаса закрываются и алтарная завеса задёргивается.

Херувимская песнь в течение богослужебного года поётся на литургии Иоанна Златоуста и Василия Великого (кроме Великого Четверга и Великой Субботы).

В Великий Четверг и в Великую Субботу, а также на литургии Преждеосвященных Даров совершается такой же чин Великого входа, но с иными «херувимскими» песнопениями: «Вечери Твоея тайныя…» — в Чистый четверг на Страстной седмице и «Да молчит всякая плоть человеча…» — в Великую субботу субботу перед Пасхой.

Великий вход духовенства при пение херувимской — одно из самых красочных священнодействий Литургии. Многие русские композиторы написали на текст этого древнего греческого гимна замечательную музыку (например, П.И. Чайковский).

>См. также

  • Херувим
  • Херувимский ладан

Источник: https://nebofilms.ru/tekst-heruvimskoj-pesni/

Поделиться:
Нет комментариев

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.